berimorr: (Официоз)
[personal profile] berimorr
И.Б.: С какого момента ты стал считать, что хорошо разбираешься не только в экономике и программировании (это мы уже обсудили), но и в истории?
А.В.: С того момента, когда в неё закопался.
И.Б.: Как можно «закопаться в историю»? В какой-то конкретный период? История бесконечна.
А.В.: Конкретно меня интересовал тот период, который стали называть эпохой Сталина и эпохой Хрущёва. Хотя реально сам Иосиф Виссарионович Джугашвили был первым лицом примерно половину своей эпохи, ну, а Хрущёв был первым лицом примерно две трети своей эпохи. И поскольку по этому поводу есть уже очень много исследований и дискуссий, в ходе которых вытянута на поверхность куча архивных фактов и предложено множество их трактовок, мне не пришлось самому копаться по архивам, а пришлось просто сравнивать уже опубликованные материалы, и я себя в истории чувствую скорее присяжным. То есть мне представлены разные версии, и моя задача определить, какая из них не содержит явных противоречий.
И.Б.: Ясно. То есть ты как присяжный решил, что условные Волкогонов, Пихойя, Рой Медведев (это случайные фамилии) виновны, а Юрий Жуков не виновен, то есть прав. Я правильно формулирую?
А.В.: Не виновны, а заблуждаются.
И.Б.: Я просто продолжил твой образ суда присяжных.
С каких книжек, как ты считаешь, у тебя начали открываться глаза на истинное положение вещей, а как я считаю, напротив, началось твоё гигантское заблуждение?
А.В.: Волкогонов, Виктор Суворов, Марк Солонин.
И.Б.: Подожди, они как раз по другую сторону «баррикад», антисталинисты.
А.В.: Вот с них у меня и началось знакомство. Один пример. Тот же Владимир Богданович Резун [настоящие ФИО Виктора Суворова]. В первую его книгу я поверил совершенно безоговорочно. Читая вторую книгу, я обнаружил там не только противоречия с первой книгой (это совершенно естественно, человек продолжает исследования, он мог найти что-то, что изменило его взгляды) но я обнаружил противоречия между разными разделами этой книги. Читая третью, я был уже совершенно уверен, что он меня обманывает, только ещё не понимал, каким именно способом. Для того чтобы понять способ обмана, мне пришлось прочесть ещё книгу Алексея Валерьевича Исаева «Антисуворов», где он объяснил именно метод. Если бы я не считал, что Резун врёт, я бы скорее всего на книгу Исаева не обратил внимания.
И.Б.: Суворов — это удобный пример, потому что большая часть академических историков не принимает его всерьёз, считая лжеисториком. Ещё в довольно либеральном 2002-м году у меня в институте мы подробно разбирали, где у него наврано, что наврано и как наврано.
А.В.: Ну, а я вполне самостоятельно — до того, как взяться за труды его, критикующие — пришёл к выводу, что он вполне сознательно врёт, а не просто заблуждается.
И.Б.: Ок. Но от критики Суворова до оправдания сталинизма, репрессий и прочего гигантская пропасть. Я понял, что для тебя первой книжкой условно «с этой стороны» стал исаевский «Антисуворов». Что потом? Сразу Жуков или что-то ещё? Мне правда интересно проследить последовательность твоего чтения, чтобы понять генезис взглядов.
А.В.: Дело в том, что параллельно с этим я же читал и другие вещи. Например, в ошибочности либертарианства я убедился по ходу чтения «Атлант расправил плечи», библии либертарианства. То есть я тогда ещё не знал, в чём именно ошибки, но, именно читая эту книгу, я совершенно уверился, что…
И.Б.: Что значит «ошибки либертарианства»? «Атлант расправил плечи» — это прекрасный пример. Хотя бы потому, что я его тоже читал. Это совершенно схематичная ужасная литература, в которой есть ровно одна идея. Это всё равно, что разочароваться в психоанализе из-за того, что лично Фрейд был не прав в своих построениях предположениях примерно на три четверти. Айн Рэнд вбросила идею. Просто была первой, кто её провозгласила и сформулировала явно. Современное либертарианство, кажется, от Айн Рэнд ушло на большое расстояние.
А.В.: «Атлант расправил плечи» — это далеко не первая её книга на эту тему. Это завершение её трудов. Тему она развивала очень долго. И я пришёл к выводу, что если автор вынужден придумывать для обоснования своей концепции настолько нелепые сюжетные ходы и настолько ходульные характеры, значит в этой идее что-то не в порядке и автор полагает, что обосновать её честным образом он не способен.
И.Б.: То есть идея, что просто автор в литературном плане не достаточно талантлив, тебе в голову не пришла?
А.В.: Нет, не пришла. Потому что прежде чем взяться за саму Алису Зиновьевну [Настоящее имя Айн Рэнд — Алиса Зиновьевна Розенбаум, она родилась в Российской империи], я прочёл множество отзывов о её трудах. И все эти отзывы были вполне восторженными. Причём не только по части содержания, но и по части формы.
И.Б.: Интересно. Боюсь, что у тебя была кривая выборка. Потому что те отзывы, которые я читал, людей, которые, действительно, что-то понимают в литературе, были сплошь отрицательными. С точки зрения литературы я вообще не видел ни от одного приличного критика, нашего или западного, или, известного писателя, восторженных отзывов про «Атланта».
А.В.: Дело в том, что я уже, наверное, лет тридцать не читаю литературных критиков. Может и больше, но лет тридцать совершенно точно.
И.Б.: Чьи же ты отзывы читал тогда?
А.В.: Я читал отзывы разнообразных политических и культурных деятелей, исповедующих эту веру.
И.Б.: Круто. Можно я повторю, чтобы убедиться, что правильно тебя понял? Ты сказал, что поскольку в книжке совершенно картонные, ходульные образы и неправдоподобные местами сюжетные ходы, ты сделал вывод, что с идеей либертарианства что-то не так? Правильно.
А.В.: Да, правильно.
И.Б.: При этом, исследуя спектр мнений о книжке, ты опираешься не на мнение специалистов. Потому что художественная книга — это явление литературы, есть специалисты по литературе, они называются филологами и критиками. Они всю жизнь работают с литературой именно как специалисты…
А.В.: Я читал отзывы тех, кого эта книга убедила.
И.Б.: Для кого она создала ценностные ориентиры.
А.В.: Да.
И.Б.: Но при этом оценить литературную составляющую они как непрофессионалы не могут. А у тебя вывод политический и мировоззренческий сделан на основе литературной несостоятельности. При этом критику этой состоятельности, причём со стороны вполне либерально настроенных специалистов, ты даже не читал.
А.В.: Я видел, что эта книга убедила очень многих очень разных людей — в том числе и людей хорошо начитанных, которые по идее не хуже меня умеют отличать хорошую литературу от плохой. В конце концов, для этого не обязательно быть профессиональным критиком — достаточно иметь опыт чтения. И если эта идея убеждает многих, то скорее всего автор сделал максимум возможного для того, чтобы сделать её убедительной.
И.Б.: Ок. Я твою точку зрения понял. Она меня, мягко говоря, удивляет, но бог с ними, с «Атлантами».
А.В.: Во всяком случае, моё разочарование всеми этими теориями начиналось именно с того, что я сам, будучи весьма увлечён ими, прочёл большое количество трудов их сторонников. И когда я, например, вижу, что все противоречия в деятельности того же Сталина объясняют исключительно его душевными расстройствами, не вдаваясь в суть шедших тогда в стране и мире общественных процессов, у меня естественно возникает вопрос: а как вообще случилось, что человек с такими душевными расстройствами оказался главой государства — причём государства, построенного далеко не ягнятами, а людьми с хорошим опытом борьбы с неугодной властью. Во всех случаях, когда я почему либо менял мнение, этому предшествовало очень долгое чтение как раз адептов этого самого мнения. После чтения того же Волкогонова или, скажем, Монтефиоре, очень подробно живописавшего разные житейские поводы, вызвавшие, по его мнению, душевное неблагополучие Сталина, вызвавшее его преступное поведение… После этого меня и стало всерьёз интересовать, насколько возможно, чтобы во главе страны оказался человек не то что душевнобольной, но, скажем так, чрезмерно нервный, и насколько возможно, чтобы он «съел» десятки крупных своих соратников, имевших не меньший, чем он, опыт борьбы с нежелательной властью.
И.Б.: Давай к теме душевных болезней вернёмся попозже, хотя я по-прежнему готов утверждать (хотя я не специалист по этому времени, но всё же в дипломе у меня написано «историк»), что это как минимум не мейнстримовая позиция, что Сталин был психически нездоровым человеком. Что у него были личностные отклонения (это совсем не одно и то же) это вероятно. Но от отклонения до диагноза, это подтвердит любой психиатр, дистанция огромного размера. А читал ли ты, например, такую книжку — Михаэль Вайскопф «Писатель Сталин»?
А.В.: Нет. Эту не читал.
И.Б.: Эту как раз читал я. В своё время я её рецензировал. Там разбор филологически-психологический речевых конструктов, которые использовал Сталин на основе его собственных речей и сочинений, в авторстве которых никто никогда не сомневался.
А знаешь ли ты историю, которая не так давно в прессе прозвучала о найденных рисунках эротического содержания с его собственноручными пометками?
А.В.: Да, это знаю.
И.Б.: Тоже довольно информативная вещь с точки зрения личностных характеристик. Хотя повторюсь: история про сумасшествие Сталина — это явно не мейнстрим. Мейнстрим в том, что человек с моральной точки зрения был чудовищем. Таким же примерно, как Ленин. Хотя ты, вероятно, Ленина считаешь человеком значительно хуже, чем Сталин. Я угадал, или нет?
А.В.: Нет. Им пришлось действовать в совершенно разных обстоятельствах, хотя, конечно, Ленин по характеру намного менее сдержанный человек, чем Сталин…
И.Б.: А почему речь идёт о сдержанности или несдержанности? Можно вполне хладнокровно, рационально, обдуманно творить зло. Чему это противоречит?
А.В.: Ничему.
И.Б.: Не надо выставлять человека психом, чтобы считать его злодеем.
А.В.: Но ещё раз повторюсь, что первые крупные труды на тему этой личности, мною прочитанные (это Волкогонов и Монтефиоре, которого я, честно сказать так и не дочитал), как раз посвящены теме ощутимых душевных расстройств. Я уж не говорю о знаменитой легенде про «сухорукого параноика». То есть когда я начинал знакомиться с этой темой, мейнстримом было именно душевное расстройство.
И.Б.: Ок. Тем не менее, если я правильно помню (про Монтефиоре ничего не знаю, врать не буду), Волкогонов — это не научное историческое сочинение в строгом смысле. Это историческая беллетристика, я не ошибаюсь? Там нет научно-справочного аппарата. При этом есть огромнейшая научная «сталиниана», как на русском языке, так и на английском. Интересно, каких авторов и какие научные книжки ты читал ещё и читал ли ты специализированные исторические работы по Сталину?
А.В.: Из апологетики я читал Жукова, Чунихина и Прудникову.
И.Б.: Хорошо. А с другой стороны? Читал ли ты научную критику Сталина? Читал ли ты историков Олега Будницкого (д.и.н., профессор ВШЭ) или Олега Хлевнюка (д.и.н., профессор МГУ)? Многие люди всю жизнь занимаются этим периодом.
А.В.: Нет.
И.Б.: Звучит довольно странно. Ты делаешь настолько серьёзные выводы, меняешь свою картину мира на основании недоверия Резуну, которого нормальные историки с любой стороны и не воспринимали никогда как автора серьёзной исторической литературы, а также сомнений в исторической беллетристике Волкогонова.
Это странный подход. Есть специализированные исторические работы. Их очень много: исторических, историко-филологических, психолингвистических. Это наука. А ты делаешь выводы, не погрузившись в научную литературу и проблематику.
При этом как раз Исаев — хоть и не историк по образованию — но добросовестный человек, насколько я могу оценить. Но он и писал в основном не про Сталина, а вводил в научный оборот новые документы, касающиеся войны. И там серьёзная хорошая работа.
Есть именно историки. У меня есть ощущение, что ты делаешь серьёзные выводы, не ознакомившись по-настоящему с предметом. Что и не мудрено, поскольку предмет этот гигантского объёма. Несмотря на те тонны литературы, которые ты читаешь, они посвящена самому широкому спектру проблем. Я это сам видел, если помнишь, однажды подвозил тебе с почты две большие связки журналов.
Ты сам не видишь, что здесь есть некоторая методологическая проблема?
При том, что ты постоянно об этом говоришь, то есть ты вроде как должен быть специалистом в теме. Тебя люди слушают, тебе внимают. У тебя сейчас в России почти стопроцентная узнаваемость, судя по тому, что я знаю, да и вижу прямо сейчас. Ни у одного другого знатока, ни у Друзя, ни у Поташева, такой узнаваемости близко нет. А получается, что ты не проработал серьёзно тему. Даже профильные авторы, которых я помню по своему образованию, для тебя no name. Так не должно быть, по-моему.
А.В.: Дело в том, что если я вижу внутренне противоречивую картину — картину, внутри которой какие-то концы с концами не сходятся, то этого мне уже вполне достаточно, чтобы считать её ошибочной. И соответственно из множества картин я выбираю в качестве если не истинных, то по крайней мере пригодных в качестве опор для дальнейшей работы именно те, где пока нет внутренних противоречий. Я не исключаю, что они появляются по ходу дальнейшей работы, ну, так тогда приходится их отвергать и сосредоточиваться на тех, где этих противоречий пока нет.
Точно также я и в своих прогнозах стараюсь прежде всего выстроить такую непротиворечивую картину, причём привлекаю максимум так сказать сторонних сведений именно для того, чтобы получить побольше точек, где возможно обнаружить противоречие, точно также я отношусь и к чужим трудам. И мне не важно, дипломированный это историк или самозванец, вроде меня. Важно, что у него нет противоречий ни внутри концепции, ни между ней и достаточно надёжно установленными фактами. Чтобы использовать эту нарисованную им картину как опору. Того же Резуна я отверг именно на основании внутренних противоречий…
И.Б.: Резун (Суворов) — это довольно удобная жертва. Ну, правда. Хотя бы потому, что он сам подставляется много-много-много раз. Но всё-таки, почему ты считаешь, что на тебя не распространяется эффект Даннинга-Крюгера, суть которого состоит в том, что «люди, имеющие низкий уровень квалификации, делают ошибочные выводы, принимают неудачные решения и при этом не способны осознавать свои ошибки»?
Почему ты настолько уверен в собственном аналитической аппарате, проще говоря, в мозгах, что считаешь себя способным быстро разобраться в проблеме, прочитав что-то по верхам и найдя в этих случайных работах противоречия? Ты же исходишь из своих знаний и своей картины мира. Но если у тебя нет профильного образования в конкретной области, то может оказаться, что твоя картина мира изначально в этом месте неправильная. Ты никак от этого не гарантирован.
А.В.: Может. И более того, как я уже говорил, где-то около 2005-го года мне пришлось начать пересмотр всей моей картины мира в части, относящейся к общественным наукам, именно потому, что накопилась колоссальная масса фактов, не согласующихся с моими тогдашними убеждениями, и я убедился, что невозможно считать все эти факты ошибочными, а надо считать ошибочными именно мои убеждения.
И.Б.: Толя, как ты — как аналитик — объяснишь тот факт, что среди твоего ближайшего круга общения — людей образованных (я имею в виду знатоков) — ты не являешься авторитетом ни в каких вопросах, связанных с науками или общественно-политическими вопросами? Причём даже для тех людей, которые разделяют в целом твои общественно-политические предпочтения. Это факт я это точно знаю.
Почему так? И согласен ли ты с этим моим утверждением?
А.В.: Вероятно, да. Почему, не знаю. Я не отслеживал специально реакцию на себя. Но на то похоже. Не знаю. Во-первых, я как-то никогда не стремился особо быть авторитетом. Я делаю своё. Я думаю, делаю выводы и излагаю.
И.Б.: Тем не менее, ты авторитет для огромного числа людей, читающих и думающих по-русски, скажем так. Это факт.
А.В.: Да.
И.Б.: Ты так считаешь, я так считаю и я это просто вижу. И меня, как ты уже понял, это пугает.
И.Б.: Давай снова к личному. Я разговаривал с Ирой Морозовской года полтора назад, когда я ещё только задумал с тобой поговорить…
А.В.: Помнится, года два назад мы с ней обменялись соболезнованиями по поводу стокгольмского синдрома и с тех пор стараемся не касаться политики.
И.Б.: Она мне то же самое написала. Что у вас действует такая договорённость. Она по-прежнему твой самый близкий человек, за исключением отца?
А.В.: В общем, да.
И.Б.: И она, когда приезжает из Одессы в Москву, останавливается у тебя теперь уже в новой квартире, да? Кстати, расскажи про неё.
А.В.: Более того, даже проводит семинары, благо у меня в квартире выгорожено большое пространство под съёмки. Собственно мне эту квартиру купила Национальная Медиа-Группа в расчёте на то, что там будет сниматься парочка моих передач. Я даже купил себе необходимое съёмочное оборудование. Но в итоге эти передачи пока так и не состоялись. А та передача, которую я там веду, поскольку считается частью новостного блока, то и снимается в интерьере новостного блока. Я, правда, не исключаю, что концепция поменяется. Во всяком случае, техническая возможность такой съёмки сохраняется. Но пока я прямо неудобно себя чувствую, поскольку фирма потратила изрядные деньги,
И.Б.: Квартира-то хоть на тебя оформлена?
А.В.: Да.
И.Б.: Большая?
А. В.: В бетоне была сто двадцать с чем-то квадратных метров. Она со свободной планировкой, там практически не было внутренних перегородок — именно чтобы выгородить побольше под студию. Ремонт делал за свои.
И.Б.: Все долги за ремонт отдал уже?
А.В.: Да. И теперь это студийное пространство используется для моих интервью. И там же проводит свои семинары Морозовская. А о политике мы с ней не говорим.
И.Б.: Понятно. Как в твоей жизни начиналось телевизионная работа? Чисто событийно. Ну, с консультациями всё более-менее понятно. Тебя позвал Нурали Латыпов. А журнал «Однако»? Телевидение. Как это всё было? Тебе просто в какой-то момент звонят люди и говорят: «Анатолий Александрович, не хотите ли…» либо как-то иначе?
А.В.: Да. Примерно так. Точнее говоря, с осени 2006-го до осени 2010-го мы с Латыповым выступали с видеомонологами на ныне покойном канале «Столица». Поскольку Латыпов и я разработали в разное время множество телевизионных проектов, Лужков пытался реализовать некоторые из них на канале «ТВ-Центр», но там сложилась очень плотная тусовка специалистов по распилу бюджета, и допускать на канал посторонних они в принципе не хотели. Не помогло даже то, что Лужков уволил Попцова — именно когда тот придумал очередную нелепую причину для отказа в запуске наших программ. Кончилось тем, что Лужков запустил только одну из наших программ на канале «Столица». И вот вскоре после её кончины на меня вышел Егор Станиславович Холмогоров и предложил вести телекомментарий на НТВ.
И.Б.: То есть это была идея Холмогорова?
А.В.: Да. Точнее, это была идея НТВ. Первоначально они предложили Холмогорову выступать с регулярными очень короткими комментариями, он решил, что не справится сам, и пригласил меня. Он был в этих передачах редактором, а я автором и говорящей головой.
И.Б.: Это звучит забавно, учитывая, что Холмогоров — открытый националист и великодержавный шовинист. Это для публики так только?
А.В.: Нет, это, действительно, так. Но мы с ним опять же нашли спектр тем, в пределах которого могли сотрудничать. Я вообще как-то не очень конфликтный человек и стараюсь именно искать возможный диапазон сотрудничества. И с ним мы нашли несколько тем, в пределах которых очень неплохо сотрудничали на НТВ.
На РЕН-ТВ меня пригласили и вовсе при забавных обстоятельствах. Главный акционер Национальной Медиа-Группы Юрий Валентинович Ковальчук пригласил меня на аудиенцию, чтобы разобраться, как меня использовать. И по ходу разговора рассказал мне, почему вообще положил на меня глаз.
И.Б.: Интересно. Расскажи.
А.В.: 24-го февраля 2012-го года я был приглашён в прямой эфир канала «Россия-24» — он же «Вести» — для участия в ток-шоу «Мнения» Эвелины Владимировны Закамской. Он тот выпуск смотрел. И для начала он был в полном шоке: как могла Закамская — человек с очень солидным телевизионным опытом — допустить явный перекос. Обсуждались сирийские события, которые тогда только-только начались. И вот в программе четыре человека: сирийский эмигрант, живущий в России уже лет 20, потому что поругался ещё со старшим Асадом, московский представитель канала «Аль-Арабия», Борис Макаренко — московский политолог, американутый на всю голову — и я. То есть перевес сил три к одному: ясно, что игра будет вестись в одни ворота.
Передача шла 46 минут чистого эфирного времени. Все эти 46 минут он наблюдал, как игра действительно идёт в одни ворота — только не в те. Поскольку у меня хватило в распоряжении общеизвестных фактов для того, чтобы всех этих троих задавить. И после этого он решил, что такую энергию надо использовать — и, если получится, то даже в мирных целях.
И.Б.: То есть это была собственная идея Ковальчука-младшего тебя позвать, оформить на канале и, видимо, он же лично подписал выделение денег на твою квартиру, так?
А.В: Вероятно, да. Причём откуда взялась эта идея с квартирой? Просто по ходу обсуждения я рассказал ему, что экспериментировал со съёмками монологов в своей квартире, но пока не очень получается, потому что мало места, мала дистанция от камеры, но сейчас я заканчиваю сооружение новых книжных стеллажей и сортировку. И когда я распихаю по ним книги, то место освободится. Он вероятнее всего проконсультировался со специалистами, определил, какое нужно расстояние до камер, чтобы получить хорошее изображение, и прошёл к выводу, что моей тогдашней квартиры не хватит.
И.Б: Хорошо. Я ещё спрашивал про журнал «Однако».
А.В.: С журналом я не работал, я работал с сайтом. Когда пригласили на сайт нового главного редактора, который к тому времени был уже достаточно известным блогером и за которым я следил с большим интересом — это Виктор Григорьевич Мараховский — он пригласил меня туда давать комментарии. А заодно, кроме комментариев, я опубликовал там пару десятков больших статей.
И.Б.: А с Михаилом Леонтьевым ты не общался?
А.В.: Пару раз встречались в разных журналистских тусовках. Но личным знакомством это назвать нельзя. Ну, а что касается «Однако», то там у меня, кроме множества комментариев, есть пара фундаментальных статей, на которые я и сейчас очень часто ссылаюсь.

Date: 2016-09-13 02:10 pm (UTC)
From: [identity profile] sidorow.livejournal.com
Независимо ни от чего - сочетание "Морозовская, Морозовский, Мороховский, Мараховский" есть патентованная вешалка для любого корректора. А, да - поскольку речь о личных отношениях, то наверное есть ещё Мороховская и Мараховская, а ещё и разнообразные дети. Диктор капут.
Edited Date: 2016-09-13 02:44 pm (UTC)

Date: 2016-09-13 07:39 pm (UTC)
From: [identity profile] maksa.livejournal.com
Не для любого. Кстати, там в одном месте вместо «А. В.» написано «А. Б.», я аж вздрогнул.

Date: 2016-09-13 07:45 pm (UTC)
From: [identity profile] sidorow.livejournal.com
Ну не знаю - я совершенно регулярно пишу "за-за" и прочее в том же дузе.

Date: 2016-09-20 07:35 pm (UTC)
From: [identity profile] al-lex-ey.livejournal.com
Мне кажется, изначально неверен посыл, что человек может "правильно" поменять свое мировоззрение, ТОЛЬКО прочитав неких авторитетных авторов. В противном случае он поменял взгляды "неправильно".
Авторитетные авторы в любом случае не могут избежать ангажированности, в том числе и непроизвольной. Только непосредственно работа с источником в архиве может служить более-менее корректным основанием для личных выводов, но попытка интерпретировать - уже на совести автора.
Потому даже знакомство с малоизвестными историческими фактами (а зачем еще читать авторитетных историков?) не гарантия верной их интерпретации. Как самостоятельной, так и навязанной авторитетом. Не лучше ли просто говорить о взглядах на политику, чем о том, каким путем эти взгляды получены?

Date: 2016-09-21 10:58 am (UTC)
From: [identity profile] runizag.livejournal.com
" Толя, ... среди твоего ближайшего круга общения — людей образованных (я имею в виду знатоков) — ты не являешься авторитетом ни в каких вопросах, связанных с науками или общественно-политическими вопросами? ... "

А много ли среди знатоков признанных авторитетов для своих коллег? Кто и в какой области?

Date: 2016-09-21 02:49 pm (UTC)
From: [identity profile] irkathena.livejournal.com
Вот нагло скажу, что я - для коллег-психотерапевтов, в области психосоматики, в системно-феноменологическом подходе и в эриксонианском.

Date: 2016-09-21 03:58 pm (UTC)
From: [identity profile] runizag.livejournal.com
Не зачет. Вопрос о признании авторитета коллегами. А так то мы все гении. Особенно в узких областях. "К пуговицам претензии есть?"

Grown up galleries

Date: 2017-03-30 05:52 am (UTC)
From: (Anonymous)
Hi fashionable work
http://boobsxl.purplesphere.in/?entry-joyce
shadamy porn world of warcraft porn game xxx ebony free porn freeones hot porn stars free amtature webcam porn
Page generated Sep. 26th, 2017 02:25 pm
Powered by Dreamwidth Studios